СРЕДИ НЕХОЖЕННЫХ ПУТЕЙ ОДИН ПУТЬ - МОЙ
 
     

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

АРХИВ ВЕСТНИКА

Секретарь ЦК КПРФ В.Ф.Рашкин

ОТДЕЛ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПАРТИЙНОЙ И КАДРОВОЙ РАБОТЫ

103051, г.Москва, Малый Сухаревский пер., д.3

Ответственные за выпуск:
С.И.Васильцов, С.П.Обухов

Над покоренным Эльбрусом вновь, уже девятый год подряд, взвились флаги КПРФ и прогремело мощное саратовское «Ура!» Это Валерий Рашкин, единственный из всех депутатов Государственной думы, выполняя свой человеческий и патриотический долг, вновь подготовил и привел к вершинам красивого и сурового Эльбруса команду молодых альпинистов. В этом году восхождение на самую высокую вершину Европы было посвящено 50-летию газеты «Советская Россия».

Горный маршрут

Желающих попасть в уже ставший популярным в Саратове коммунистический эльбрусский маршрут было более 50 человек. Отобрали 36, создав две группы. В сборной под опекой Рашкина было 24 саратовца, четверо волгоградцев и первый секретарь Карачаево-Черкесского рескома КПРФ Исмель Биджев, который не раз помогал своему коллеге оформлять документы для прохода в погранзону, а в этом году взбунтовался: «Что же это такое, степняки покоряют наши горы, а я, горец, ни разу не ходил на Эльбрус!». Сказано — сделано!
Двадцатидневный маршрут разбили на 3 этапа. На первом — вся команда: и опытные спортсмены, и новички — прошла четырехдневную акклиматизацию (постепенный набор высоты и тренировочные восхождения) в альплагере Узун-Кол Карачаево-Черкесии. Второй этап, основной и самый сложный, — восхождение на Эльбрус. Во время третьего все нежились на побережье Черного моря, «зализывали» свои болячки и отдыхали, проходили так называемую реабилитацию.
Как показали последние годы, такой расклад горного маршрута не только себя оправдывает, но и помогает руководителю саратовской группы Валерию Рашкину, привлечь к альпинизму как можно больше людей, особенно молодежи, дать им прочувствовать, что такое настоящая дружба, товарищество, взаимовыручка. Считая для себя эту цель главной, Валерий Федорович перевел разговор со мной с эмоционально-восторженного стиля на деловой и раскрыл передо мной всю «альпинистскую кухню» подготовки спортсменов этого вида спорта.

Не имей сто рублей, а имей сто друзей

«Газель и девять легковых автомашин медленно по одиночке вползали по горной труднодоступной дороге к лагерю альпинистов Узун-Кол, который сохранился еще с советских времен. Меня обрадовало, что лагерь в отличие от других был полностью заполнен не отдыхающими, а спортсменами. С 1991 года после развала Советского Союза, когда часть горного Кавказа стала не нашей территорией, альплагеря начали разрушаться, их не на что было содержать, так как не стало потока туристов. Люди остановились в ожидании. Их пугала неустойчивая ситуация, связанная с осознанием, кто они теперь? Где их Родина? В Закавказье шла война, в горах стреляли… Это был период неустройства, развала системы подготовки альпинистов. Только в нашем Саратове альпинистов готовили несколько спортобществ: «Буревестник», «Зенит», «Урожай», «Труд»… Для ребят выделялись путевки в альплагеря за 20-30 процентов их стоимости, остальное компенсировало государство, профсоюз. Проходя предлагерную подготовку, они учились вязать узлы, лазать по скалам, ходить на кошках, страховать товарища, пользоваться веревкой… Эта система позволяла массово посещать горы, готовить спортсменов, закалять их, прививать им чувство дружбы, товарищества, взаимовыручки. Союза не стало, «золотой телец» вытеснил из сознания людей понятия дружбы, товарищества, коллективизма. Все это я наблюдал с 1991 года. Постепенно память, желание и любовь к горам и альпинизму, суровому и прекраснейшему виду спорта, перебороли эти неудобства. Начиная с 1996-98 годов, люди опять пошли в горы. Но альплагеря сегодня стали далеко не спортивными. Спорт — это всегда дисциплина, порядок, целеустремленность, режим, а в них царят развлечения, шашлыки… Спорту это мешает. Понятно, что без этого спортивным лагерям не выжить, потому что все они стали частными, государство их не поддерживает. Нового снаряжения не завозится, все, что есть, из советского периода, но и его прокат стоит очень дорого. Даже за землю, на которую ставишь палатку, приходится платить. Люди, которые ходят в горы, не имеют высоких доходов, это или студенты, или те, кто живет на зарплату.
Мы в Саратове живем тоже на старых запасах, у друзей-альпинистов собираем снаряжение по максимуму: веревки, карабины, ледорубы, кошки, ботинки… Никаких денег друг у друга не берем. Все делим по-товарищески. Правда, палатки все поменяли, теперь они у нас и современные, и легкие, и удобные. Поэтому себестоимость нашего маршрута, на удивление всем, низкая — 3 тысячи рублей на человека.

Внизу не встретишь, как ни тянись…
десятой доли таких красот и чудес

Природа-матушка Карачаево-Черкесии поработала на славу. Красота неописуемая. Об этом я могу судить по фильму, снятому ребятами. Сосны, пихты, ели, горы, ущелья, снежные вершины. Широкие зеленые долины, две речки, протекая по разным ущельям, соединяются в одно русло. Над каждым ущельем застыл ледник. На Кавказе это редкость. Обычно он узкий, суровый, скалистый, а здесь ощущение простора. Каждый год акклиматизация у саратовцев проходит в разных местах, и это тоже неслучайно. Сам Валерий Рашкин был практически во всех горных ущельях Кавказа, Тянь-Шаня, Памира… А вот его подопечные этого не видели и самостоятельно вряд ли туда попадут. Поэтому дело чести маститого альпиниста и гражданина своей страны – показать им красоту и многообразие горной природы, раскрыть дух альпинистов.

Надеемся только на крепость рук,
на руки друга и вбитый крюк…

Альпинизм — особый вид спорта. Если в футболе, боксе игру можно остановить, то в горах этого сделать нельзя: идти надо до конца. Здесь человек борется с природой, а она может быть как прекрасной, так и безжалостной. С одной стороны — цветы, бабочки, солнышко, а с другой –—гроза, лавина, камнепад, ураган. Горы — это территория на земле, объективно опасная для жизни человека. И человек сознательно идет туда, где ему жить опасно. Обо всем этом Валерий Рашкин и его опытные друзья рассказывали молодежи на этапе акклиматизации, показывали, как правильно надо лазать, как страховать, как помогать друг другу и учили главному: в горах каждый доверяет свою жизнь тому, кто его страхует. Поэтому чувство, что ты страхуешь товарища, что кроме одной страховочной веревочки, которую держишь ты, у него больше ничего нет, что если ты что-то не так сделал, то будет несчастный случай, так велико и ответственно. На этом проверяются дружба, товарищество и верность. Эта реальность накладывает особый отпечаток на все взаимоотношения в горах. Ребята уже на 3-й день — пиковый для акклиматизации — воочию увидели это и почувствовали на себе.
Чтобы быть готовыми к восхождению, надо пройти весь курс подготовки: скалы, лед, трава, восхождение на вершину первой категории сложнее. Больше всего для этого подходил Трезубец, перевал к которому был достаточно сложным. Группа уже подустала. Нагрузка на ноги, молочная кислота, боль в мышцах — все стало весьма ощутимо. У одной девушки живого места на ногах не было видно, один лейкопластырь. Поэтому пошли не все, пятеро остались в лагере. Шли двумя связками. Валерий Рашкин — впереди. Закон гор такой: если есть путь проще, иди по нему. Но проще не было, а, наоборот, все сложнее и сложнее. Когда дошли до скал, на которые надо было лезть, стало понятно, что это далеко не единичка, а 4-5-я категория сложности. Значит, без крючьев и страховки не обойтись. Спортсмены-разрядники, а их в команде всего одна треть, могли бы это сделать, но новички? До вершины осталось 100—150 м. Но на промежуточном этапе для группы главное — не взойти на вершину, а набрать максимальную высоту, поработать в связке. Это уже у каждого получилось. Для новичков спуск обратно на перевал был тяжелым, потому что пришлось спускаться по веревкам. Вот здесь они почувствовали, что такое альпинизм. Ты висишь и смотришь вниз, а под тобой 200—300 м свободного полета. Видно было, как у многих дрожат коленки, как расширились глаза от испуга, но никакой паники не было, потому что рядом находились маститые спортсмены, и новички им доверяли. Когда спустились, все защебетали, а до этого была мертвая тишина, все только работали, понимали, что жизнь каждого из них висит на веревочке.

Ложь, что умный в горы не пойдет

Так как горный маршрут саратовцев был посвящен 50-летию газеты «Советская Россия», то еще в Москве Рашкин получил от лидера КПРФ Г. А. Зюганова и главного редактора газеты В. Чикина не только словесное напутствие, но и футболки с символикой газеты. Вся команда носила их с гордостью, практически не снимая. Видимо потому, как отметил Валерий Рашкин, что отношение у всей команды к Советской России сохранилось уважительное. И совсем неожиданной для команды стала встреча с Геннадием Зюгановым на подходе к Эльбрусу.
Оказывается, известный политический деятель уже в 6-й раз в горах Приэльбрусья. На вершине, правда, не был, а вот на скалы Пастухова — 4600 м над уровнем моря — поднимался. На склоне Эльбруса было много народа, все узнавали нашего лидера, подходили, здоровались, фотографировались с ним на фоне Центрального Кавказского хребта. Среди вечных снегов и льдов встреча получилась теплая и веселая. Геннадий Андреевич радушно пожал всем руки, одной из девчонок подарил свою коммунистическую бейсболку, не уставая, рассказывал анекдоты из жизни Госдумы. На прощание поблагодарил саратовцев за смелость и выдержку, дал наказ — сделать восхождение на Эльбрус и обязательно всем вернуться. И как принято у альпинистов пожелал хорошей погоды и легких рюкзаков. Когда ребята спустились с вершины, Валерий Федорович тут же позвонил Зюганову, что все в порядке, и услышал в ответ: «Вы наши герои. Молодежь наградите и сдайте родителям с рук на руки».

Здесь вам не равнина, здесь климат иной…

«Приют-11, базовый лагерь для восхождения, стоит в районе вечного льда. Найти место под палатку там всегда проблема, а у нас их десять, — продолжал свой рассказ Валерий Рашкин. — Нужна ровная площадка, чтобы можно было отдохнуть, и желательно закрепиться на камнях, ведь на них теплее спать. На наше счастье мы компактно и удачно забазировались, лагерь получился большой — на 22 человека. На следующий день сделали восхождение к скалам Пастухова — акклиматизировались. Проверили все снаряжение в работе, как кто себя чувствует, предостереглись ли от ожогов... Там отражение солнца от снега такое, что можно не только сжечь лицо, но и ослепнуть, поэтому без крема от загара и темных очков никто не выходил. В день тренировки погода была прекрасная. Вернулись часам к трем, чтобы успеть отдохнуть перед восхождением, а оно всегда ночное. На Эльбрусе, как правило, если есть погода, то она держится до 12—14 часов дня. После обеда начинают наволакиваться тучи. Туман, снег… Днем снег тает и становится как каша. Наступаешь — он проваливается, мокнут ботинки. Поэтому время надо использовать до полудня. И обязательно оставляли часов 5—6 светового времени, чтобы вернуться. А вдруг что-то случится…
Вставать в час ночи тяжело, на леднике ночью минус 5, а если ветер, то все 10—15 градусов. Холодно. Надо проснуться, одеться и приготовить поесть, обязательно что-то горячее. Собираешься при фонариках. На высоте 4200 м трудно уснуть и отдыхать, трудно шнуровать ботинки, надевать кошки. В палатке тесно, мешают камни, вещи. Кушать не хочется — только пить и пить, а энергетику надо подкреплять.
На такой высоте организм полноценно не отдыхает, и редко кто глубоко спит, а спать надо, так как на следующие сутки такой возможности не будет. Когда ночью ты спишь, ритм дыхания остается такой же, как на равнине, но ты получаешь от каждого вдоха и выдоха на 30 процентов кислорода меньше. Автоматически наступает удушье. Просыпаешься оттого, что тебе не хватает кислорода, ты задыхаешься. Отдышишься и опять то же самое. Накапливается усталость. Долго на такой высоте человеку пребывать не разумно. Надо обязательно спускаться вниз, для того чтобы восстановить силы.

Вершина, которая уже позади

«К восхождению из 22 человек готовы были 18. Нам немного не повезло: погода начинала портиться. Эльбрус закрывался облачками. У каждой вершины свой характер, его надо изучать, знать опасные места. На склонах Эльбруса, например, много глубоких ледовых трещин. С каждым годом их местоположение меняется, так как ледник движется, течет. Когда солнышко и ясно, то видно, куда идти. Но когда набегают сплошные тучи, ты не видишь пальцев на собственной вытянутой руке, не знаешь, куда ступить, где низ, а где верх. Альпинисты шутят: все в молоке. Но это самая страшная обстановка в горах, и попав в нее, надо знать, как себя вести.
Семь часов тяжелого тягуна до перемычки, это самое низкое место между двумя вершинами Эльбруса, преодолели все. До вершины оставалось 250 м. Усталость давала себя знать, и 4 человека приняли решение - идти на спуск. У нас в команде самой пожилой, но самой опытной альпинистке, Акуловой Рите, было 67 лет, а самым молодым, делающим первое свое восхождение, Ане Филиной и Марине Жигулёвой, - по 19. Казалось, достичь перемычки - для них уже победа. Но когда я увидел приподнятое состояние, светящиеся и жаждущие глаза девчат, почувствовал их решимость подняться на вершину, то сказал, что взойти на вершину - это для них приказ.
Всего 250 м, а крутой подъем длился почти час. Поднялся сильный ветер. Высота 5642 метра. Вот она, западная вершина горы Эльбрус! Сюда не долетают ни вертолеты, ни птицы. Облака и тучи - все внизу. За 30 метров до вершины, я вынул из рюкзака флаг КПРФ. На вершину занесли газеты «Советская Россия» и «Правда», вымпел КПРФ. На юбилейном вымпеле «50 лет Советской России» расписалась вся команда. Для потомков сдадим его в архив. Рядом с нами стояли иностранцы и восхищенно нас приветствовали, указывая на флаг КПРФ. На вершине всем хотелось побыть подольше, ощутить себя частью вселенной, почувствовать свою силу и величие.
Внизу нас ждала непогода, прощальный вечер у костра, туристические песни. Костер, гитара, песня сближают людей, оставляют неизгладимое впечатление на все годы. В лагере мы провели торжественную линейку. Всех поздравили, вручили удостоверения и значки «Альпинист СССР» (такие еще остались), благословили новичков на дальнейшее спортивное совершенство. Всем вручили по банке сгущенки, самому драгоценному подарку в горах.

И нет у нас судьбы иной…

Дорогу в горный «рай», Валерий Рашкин открыл для себя более тридцати лет назад. Случайно или нет, но начинал он свое первое восхождение на величавый Эльбрус с альплагеря Узун-Кол. Именно отсюда пешком через три перевала дошел до Приэльбрусья, а там - вот она, неподступная вершина! Последние 9 лет своему двуглавому красавцу он не изменяет. «Почему? - спросила я. - Неужели не хочется новых горных вершин?» Ответ Валерия Федоровича был прост: «Конечно, в России есть места, где я еще не был, есть вершины, которые я не покорил, и моя мечта - взойти на восьмитысячник». Но осуществить свою мечту Валерий Рашкин пока не сможет, потому что сегодня для него как политика и человека важнее всего не личные амбиции, а помочь возрождению альпинизма в нашей стране, подготовить «будущее России». И это у него получается. Известный саратовский альппрофи Сергей Богомолов в одном из недавних интервью сказал: «Не стану скрывать, что с экспедицией К-2 (вторая вершина мира — 8611 м. — Авт.) мне очень помог депутат Государственной думы Валерий Рашкин, сам действующий альпинист… Именно он заинтересовал моей программой «Величайшие вершины мира» саратовского губернатора Павла Ипатова и спортивного министра Михаила Вулаха». А молодые люди, которые ежегодно просятся в команду Рашкина, спускаясь вниз, мечтают только об одном — встретиться еще раз в горах, на вершине Эльбруса. «Мне приносит большое удовлетворение и радость, - искренне поделился со мной Валерий Федорович, - когда вновь пришедшие молодые спортсмены, преодолевая себя, совершают восхождение на Эльбрус, ощущают не на словах, а в реальных условиях, что значит помочь товарищу, закаляют и приобретают в борьбе с природой силу духа, которая потом обязательно проявляется здесь, внизу, в повседневной жизни».
Валерий Рашкин еще долго будет открывать горные дороги для молодежи, возрождать у них любовь к горам, к природе, к сильным, мужественным, честным и бескорыстным людям, к стране, в которой мы все живем, к Советской России, которая, обязательно будет. И в это он, политик, спортсмен, коммунист, свято верит.

В. ХАРЛАМОВА